Заброшенные шахты Кузбасса угрожают всему живому

В начале сентября в частном доме на улице Воронежской в Ленинске-Кузнецком из-за метана, просочившегося из заброшенной шахты, произошёл взрыв. Метановый джинн, выпрыгнувший из «бутылки» во время растопки дровяной печи, разнёс в щепы половину жилого дома. Хозяйка дома получила 50% ожогов тела. Она была госпитализирована в ожоговый центр в Кемерове.

Ленинск-Кузнецкий уже несколько дней живёт как на пороховой бочке. Особенно в сильном волнении пребывают обитатели трёх улиц – Воронежской, Минской и Ясной. Тут в погребах и подвалах тоже обнаружен метан. Опасность повторения взрыва сохраняется. Более того, слухи говорят о том, что взлететь на воздух может и железнодорожный вокзал Ленинска-Кузнецкого, поскольку аккурат под ним проходит ствол отработанной, наспех закрытой шахты «Байкаимский шахтёр».

Концентрация метана – 60%

Сегодня следы метана ищут в 150 жилых строениях. В первую очередь замеры идут в тех зданиях, которые находятся над выработкой пласта Дягилевский заброшенной шахты «Байкаимский шахтёр». Этот пласт последний раз отрабатывали почти 70 лет назад. Замеры уже провели в 95 домах, в которых проживают почти 250 человек, в том числе 75 детей. Если концентрация газа в домах превысит 2%, жителей нужно будет срочно переселять. Результаты замеров скопления метана на трёх улицах частного сектора Ленинска-Кузнецкого уже показали присутствие метана в 13 жилых домах.

Жильцы уже получили газо­анализаторы для контроля концентрации метана. Более того, обитателям самых опасных домов уже предложили переехать в близлежащую гостиницу. Люди не хотят бросать хозяйство, однако перед глазами у них разрушенный дом на Воронежской улице, в котором уже нет ни крыши, ни стен.

Негативное воздействие на содержание метана в шахтах оказала и реструктуризация угольной отрасли, которую проводили в 90-е годы через пень-колоду

Тем временем генеральный директор АО «СУЭК-Кузбасс» Евгений Ютяев сообщил: компания уже провела бурение для дегазации в зоне метанового риска. Работы были выполнены на глубине 29 метров. И буровая установка во время этих работ попала в некую пустоту. Концентрация газа в этом пробуренном месте показала 60% присутствия метана. Цифра жуткая, что и говорить. После этого известия мэр города Ленинска-Кузнецкого Константин Тихонов написал в соцсетях, что на основании проектов ведения горных работ можно сделать вывод: метан действительно мог проникнуть на поверхность, в частности в подвалы и погреба жилых домов, из старых выработок пласта Дягилевский.

Сейчас для определения причин потенциального газовыделения пласта и по дегазации в город Ленинск-Кузнецкий пригласили учёных из АО «Научный центр ВостНИИ по промышленной и экологической безопасности в горной отрасли» (г. Кемерово). Специалисты научного центра предложили бороться с возможными взрывами в Ленинске-Кузнецком с помощью газоотсосов. Их поставят в местах выхода метана, попытаясь дегазировать угольные пласты. Как заявляется, таким образом угроза для жителей города будет снята.

Однако точек выхода слишком много. Появилось предположение, что спонтанный выход метана может спровоцировать взрыв на железной дороге, поскольку новый очаг выделения газа из-под земли обнаружен вблизи улицы Бытовой, от которой рукой подать до железнодорожной ветки. На этом месте раньше действительно был шахтовый ствол. После того как верхний грунт подняли экскаваторы, сразу было зафиксировано бурное выделение метана. Откуда же он взялся в таких количествах?

Сэкономили на дегазации

Кузнецкий бассейн является одним из крупнейших в России месторождений угля. Его добычу и переработку в Кузбассе до последнего времени вели почти 70 шахт и 63 разреза. Все шахты Кузбасса опасны по метану: 10 шахт относятся к первой категории опасности, 8 – ко второй, 12 – к третьей, а 22 – сверхкатегорийны. Именно взрывы метана в своё время привели к авариям с человеческими жертвами на шахтах «Комсомолец», «Первомайская», «Распадская», «Есаульская», «Листвяжная» и др. Со взрывом метаноугольной пыли также была связана одна из крупнейших аварий в Новокузнецке, случившаяся 2 декабря 1997 года на шахте «Зыряновская». Тогда взрыв унёс жизни 67 шахтёров.

– Большинство угольных месторождений Кузбасса разрабатывается давно, а с увеличением глубины разработки угольных пластов резко увеличивается горное давление в очистных и подготовительных выработках, – рассказывал мне ныне ушедший из жизни профессор Ильгиз Галеев. Из-за этого, как отмечал он, повышается и газообильность. Но владельцы горных выработок стремятся вести добычу угля ускоренными темпами. И количество газа, идущего в подземную выработку, возрастает.

Кроме того, бывший губернатор Кузбасса Аман Тулеев уверен: негативное воздействие на содержание метана в шахтах оказала и реструктуризация угольной отрасли, которую проводили в 90-е годы через пень-колоду. Многие шахты тогда закрывались с космической скоростью. Было и такое, что шахты просто затапливали. И тогда метан просачивался в соседние, работающие шахты. Так в разы увеличивались риски аварий.

Влияние на взрывоопасность шахт Кузбасса оказывает и высокий износ горношахтного оборудования. Сегодня этот износ составляет почти 80%. На большинстве шахт до сих пор нет необходимых технических средств для обеспечения безопасности производства – переносных приборов непрерывного действия для контроля за содержанием метана. Нет на многих шахтах и средств индивидуальной защиты: более совершенных головных светильников, в том числе с сигнализаторами метана.

Также для поддержания в работоспособном состоянии подъёмных машин и главных вентиляторных установок необходима ежегодная замена этих агрегатов. Что на деле?

В среднем на угольных предприятиях в год происходит одна-две замены. Хотя порядок цифр должен быть иным. Замены должны исчисляться десятками, а не единицами.

Ещё несколько лет назад почти 50 шахт Кузбасса постоянно применяли дегазацию угольных пластов. Но в последнее время количество шахт, применяющих дегазацию, сократилось до 12. С чем это может быть связано? Во время реструктуризации угольной промышленности обязательные ранее требования по дегазации угольных пластов были заменены выбором: либо дегазация, либо проветривание.

И поскольку дегазация требовала намного больших финансовых вложений, заниматься ею прекратили. Вот и ответ на вопрос, почему Ленинск-Кузнецкий живёт теперь на пороховой бочке.

Кстати, нынешний губернатор Кузбасса Сергей Цивилёв имеет прямое отношение к угольному бизнесу, причём довольно продолжительное время. Неужели он не знал, что именно нужно делать?

Источник: Corruptioner.life

Заброшенные шахты Кузбасса угрожают всему живому

В начале сентября в частном доме на улице Воронежской в Ленинске-Кузнецком из-за метана, просочившегося из заброшенной шахты, произошёл взрыв. Метановый джинн, выпрыгнувший из «бутылки» во время растопки дровяной печи, разнёс в щепы половину жилого дома. Хозяйка дома получила 50% ожогов тела. Она была госпитализирована в ожоговый центр в Кемерове.

Ленинск-Кузнецкий уже несколько дней живёт как на пороховой бочке. Особенно в сильном волнении пребывают обитатели трёх улиц – Воронежской, Минской и Ясной. Тут в погребах и подвалах тоже обнаружен метан. Опасность повторения взрыва сохраняется. Более того, слухи говорят о том, что взлететь на воздух может и железнодорожный вокзал Ленинска-Кузнецкого, поскольку аккурат под ним проходит ствол отработанной, наспех закрытой шахты «Байкаимский шахтёр».

Концентрация метана – 60%

Сегодня следы метана ищут в 150 жилых строениях. В первую очередь замеры идут в тех зданиях, которые находятся над выработкой пласта Дягилевский заброшенной шахты «Байкаимский шахтёр». Этот пласт последний раз отрабатывали почти 70 лет назад. Замеры уже провели в 95 домах, в которых проживают почти 250 человек, в том числе 75 детей. Если концентрация газа в домах превысит 2%, жителей нужно будет срочно переселять. Результаты замеров скопления метана на трёх улицах частного сектора Ленинска-Кузнецкого уже показали присутствие метана в 13 жилых домах.

Жильцы уже получили газо­анализаторы для контроля концентрации метана. Более того, обитателям самых опасных домов уже предложили переехать в близлежащую гостиницу. Люди не хотят бросать хозяйство, однако перед глазами у них разрушенный дом на Воронежской улице, в котором уже нет ни крыши, ни стен.

Негативное воздействие на содержание метана в шахтах оказала и реструктуризация угольной отрасли, которую проводили в 90-е годы через пень-колоду

Тем временем генеральный директор АО «СУЭК-Кузбасс» Евгений Ютяев сообщил: компания уже провела бурение для дегазации в зоне метанового риска. Работы были выполнены на глубине 29 метров. И буровая установка во время этих работ попала в некую пустоту. Концентрация газа в этом пробуренном месте показала 60% присутствия метана. Цифра жуткая, что и говорить. После этого известия мэр города Ленинска-Кузнецкого Константин Тихонов написал в соцсетях, что на основании проектов ведения горных работ можно сделать вывод: метан действительно мог проникнуть на поверхность, в частности в подвалы и погреба жилых домов, из старых выработок пласта Дягилевский.

Сейчас для определения причин потенциального газовыделения пласта и по дегазации в город Ленинск-Кузнецкий пригласили учёных из АО «Научный центр ВостНИИ по промышленной и экологической безопасности в горной отрасли» (г. Кемерово). Специалисты научного центра предложили бороться с возможными взрывами в Ленинске-Кузнецком с помощью газоотсосов. Их поставят в местах выхода метана, попытаясь дегазировать угольные пласты. Как заявляется, таким образом угроза для жителей города будет снята.

Однако точек выхода слишком много. Появилось предположение, что спонтанный выход метана может спровоцировать взрыв на железной дороге, поскольку новый очаг выделения газа из-под земли обнаружен вблизи улицы Бытовой, от которой рукой подать до железнодорожной ветки. На этом месте раньше действительно был шахтовый ствол. После того как верхний грунт подняли экскаваторы, сразу было зафиксировано бурное выделение метана. Откуда же он взялся в таких количествах?

Сэкономили на дегазации

Кузнецкий бассейн является одним из крупнейших в России месторождений угля. Его добычу и переработку в Кузбассе до последнего времени вели почти 70 шахт и 63 разреза. Все шахты Кузбасса опасны по метану: 10 шахт относятся к первой категории опасности, 8 – ко второй, 12 – к третьей, а 22 – сверхкатегорийны. Именно взрывы метана в своё время привели к авариям с человеческими жертвами на шахтах «Комсомолец», «Первомайская», «Распадская», «Есаульская», «Листвяжная» и др. Со взрывом метаноугольной пыли также была связана одна из крупнейших аварий в Новокузнецке, случившаяся 2 декабря 1997 года на шахте «Зыряновская». Тогда взрыв унёс жизни 67 шахтёров.

– Большинство угольных месторождений Кузбасса разрабатывается давно, а с увеличением глубины разработки угольных пластов резко увеличивается горное давление в очистных и подготовительных выработках, – рассказывал мне ныне ушедший из жизни профессор Ильгиз Галеев. Из-за этого, как отмечал он, повышается и газообильность. Но владельцы горных выработок стремятся вести добычу угля ускоренными темпами. И количество газа, идущего в подземную выработку, возрастает.

Кроме того, бывший губернатор Кузбасса Аман Тулеев уверен: негативное воздействие на содержание метана в шахтах оказала и реструктуризация угольной отрасли, которую проводили в 90-е годы через пень-колоду. Многие шахты тогда закрывались с космической скоростью. Было и такое, что шахты просто затапливали. И тогда метан просачивался в соседние, работающие шахты. Так в разы увеличивались риски аварий.

Влияние на взрывоопасность шахт Кузбасса оказывает и высокий износ горношахтного оборудования. Сегодня этот износ составляет почти 80%. На большинстве шахт до сих пор нет необходимых технических средств для обеспечения безопасности производства – переносных приборов непрерывного действия для контроля за содержанием метана. Нет на многих шахтах и средств индивидуальной защиты: более совершенных головных светильников, в том числе с сигнализаторами метана.

Также для поддержания в работоспособном состоянии подъёмных машин и главных вентиляторных установок необходима ежегодная замена этих агрегатов. Что на деле?

В среднем на угольных предприятиях в год происходит одна-две замены. Хотя порядок цифр должен быть иным. Замены должны исчисляться десятками, а не единицами.

Ещё несколько лет назад почти 50 шахт Кузбасса постоянно применяли дегазацию угольных пластов. Но в последнее время количество шахт, применяющих дегазацию, сократилось до 12. С чем это может быть связано? Во время реструктуризации угольной промышленности обязательные ранее требования по дегазации угольных пластов были заменены выбором: либо дегазация, либо проветривание.

И поскольку дегазация требовала намного больших финансовых вложений, заниматься ею прекратили. Вот и ответ на вопрос, почему Ленинск-Кузнецкий живёт теперь на пороховой бочке.

Кстати, нынешний губернатор Кузбасса Сергей Цивилёв имеет прямое отношение к угольному бизнесу, причём довольно продолжительное время. Неужели он не знал, что именно нужно делать?

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...