Смутное время для Босова

В главном угольном регионе поменялась власть, у которой несколько иные приоритеты и прежние модели взаимодействия уже не прокатывают
​​​​
Читателем нашего сайта хочется рассказать о  наблюдении и парой выводов. Причем таких, не особо радостных для отдельных персон. Таким размышлениям способствует грозовой фронт, установившийся над центральной частью Сибири. Когда идет дождь и за окном – промозглая погода, то хочется подкинуть в печурку немного угля, чтобы дома стало тепло. Вот об угле мы и поговорим.

Какие тенденции последнего времени были в угольной отрасли в России? Начинаем загибать пальцы.

Во-первых, Россия подписала Парижское соглашение, по которому обязуется снижать долю углекислого газа в своих выбросах.

Мнения разные, насколько этот документ губителей для нашей экономики и чего он может дать, но все сходятся в одном – влияние на уголь будет сильным.

Во-вторых, губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев это не губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. Прежний кузбасский папа благоволил всем, кто платил налоги.

Особые преференции были для «Сибирского делового союза» в лице Владимира Гридина и Михаила Федяева, но и другим компаниям, при, конечно, солидной благодарности, барьеры не ставили, с паяльником не наведывались.

Цивилев обозначил свое расположение к структурам УГМК в Кузбассе и повел тему с «чистым углем». Если отбросить экологическую шелуху, то смысл предельно ясен: новому руководителю Кузбасса нужен передел угольного рынка под свои интересы.

В-третьих, большой друг Дмитрия Босова и его же деловой партнер продолжает чалиться в СИЗО.

Михаил Абызов со своими адвокатами не успевает доказать абсурдность одного обвинения, как вдруг возникает другое. Зачем это делается?

Вряд ли от Абызова ждут подвигов в стиле Геракла, рубившего головы Лернейской гидре. Скорее всего, от министра открытого правительства хотят услышать порцию признаний и откровений по своим друзьям, в том числе и по Дмитрию Босову.

В-четвертых, сам Дмитрий Босов – не идеален и не ангел во плоти.

Это типичный деляга-капиталист, для которого извлечь прибыль – самое главное. А экология, условия работы для горняков, плюшки профсоюзу – только добавляют головной боли.

Босов,  успешно жил и работал, когда его друг Абызов был в абсолютной силе, а в Кузбассе областные власти закрывали глаза на нарушения, потому что необходимую социальную ответственность Босов проявлял (но не перебарщивал).

Теперь же можно констатировать, что условия игры изменились. Угля надо меньше или стоит крепко задуматься, а что с ним делать такого, чтобы он не лежал мертвым грузом.

В главном угольном регионе поменялась власть, у которой несколько иные приоритеты и прежние модели взаимодействия уже не прокатывают.

От этого на когда-то социальноориентированный актив стали смотреть несколько по-иному, кто-то дал «зеленый» свет прокуратуре и пошло давление. А еще на хороший срок в тюрьму может уехать главный деловой партнер и друг.

Абызов – еще тот крепкий орешек, но мы же не знаем, к каким методам убеждения может прибегнуть следствие.

В итоге и получилось, что Дмитрий Босов в одночасье стал исчадием ада.

И нарушения у него на разрезах, и схемы мутные, и журналисты его разоблачают, и в друзьях – потенциальные уголовники.

При этом, будь сам Босов изначально нормальным бизнесменом – без косяков с экологией, без нарушений с отвалами, из-за которого и пошел оползень, без темного прошлого с КрАЗ, вопросов к нему сейчас было бы по минимуму. А так, для Дмитрия Борисовича наступают смутные времена.

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...