Полтриллиона от Яна Гуса, или Как работала финансовая «прачечная» для РЖД и «Газпрома»

Мосгорсуд в сентябреоставил в силе решение Пресненского суда о заключении под стражу Вадима Числова. Большинству читателей это имя ничего не скажет — оно даже не попадало в новости, а зря — по версии ГСУ СКР по Москве, Числов был одним из руководителей бухгалтерского блока огромной «машины» по отмыванию денег, через которую, по предварительным данным, прошло около 500 миллиардов рублей — или семь с половиной миллиардов долларов по текущему курсу.

Центр «Досье» рассказывает, как работала эта грандиозная прачечная, в которую уходили деньги крупнейших госмонополий — РЖД и «Газпрома».

Работу прачечной, как утверждают источники «Досье» в СК, организовали банкир Иван Станкевич и его украинский партнер по банку «Новое время» Валерий Раздорожный.

Первый находится в международном розыске по обвинению в даче взяток полковнику Дмитрию Захарченко, задержанному в 2016 году.

Захарченко, согласно показаниям свидетелей, прикрывал по правоохранительной линии «освоение» средств госпредприятий, а также их «отмывание» и вывод за рубеж.

Раздорожного пока в международный розыск не объявляли, возможно, предполагая, что Украина его все равно не выдаст.

По данным источников Центра «Досье», за финансовую работу со средствами РЖД, проводившуюся подрядчиками, отвечали в разное время три большие группы теневых банкиров. В материалах «дела Захарченко» фигурируют две из них.

К одной из этих групп имел отношение банкир Герман Горбунцов, предоставивший СК подробные показания (имеются в распоряжении Центра «Досье») из Лондона, где он сейчас живет.

Согласно этим показаниям, с 2002 по 2010 год Горбунцов занимал должность председателя Совета директоров подконтрольного ему банка «Индустриальный кредит». Одновременно банкир был в числе совладельцев банков «Интерпрогрессбанк», Столичный торговый банк и ряда других, где его партнерами были Андрей Крапивин, Борис Ушерович и Валерий Маркелов.

Вскоре после того, как Владимир Якунин возглавил РЖД, Крапивин, Ушерович и Маркелов стали владельцами Группы компаний «1520» (включавшей в себя десятки фирм), быстро превратившихся в основных подрядчиков РЖД. В своих показаниях Горбунцов говорит, что на рынке троих партнеров называли «КУМ» (по первым буквам фамилий — Крапивин, Ушерович, Маркелов).

Как утверждает Горбунцов, наиболее тесно из всей группы КУМ он общался с Ушеровичем и Маркеловым, тогда как с Крапивиным его общение происходило под контролем Маркелова: если Крапивин вызывал Горбунцова к себе, Горбунцов сообщал о встрече Маркелову, а тот инструктировал его, как и что он должен говорить Крапивину.

Герман ГорбунцовГерман Горбунцов

По словам Горбунцова, Крапивин отвечал за глобальное взаимодействие с АО «РЖД» и лоббировал интересы ГК «1520». В качестве обоснования близости Якунина и Крапивина Горбунцов приводит в своих показаниях такую версию:

«Как мне известно от Ушеровича, такая ситуация стала возможной в связи с тем, что в 90-х годах супругу президента РЖД Якунина похищали какие-то криминальные элементы, а Крапивин через знакомых ему членов организованной преступной группировки добился возвращения жены Якунина обратно, а также наказания или устранения лиц (со слов Ушеровича, данный вопрос решал лидер „солнцевской“ преступной группировки Виктор Аверин), причастных к этому похищению. После помощи с супругой Якунин стал обязанным Крапивину, за счет чего тот смог лоббировать свои коммерческие интересы. Со слов Ушеровича Крапивин и Якунин были родственниками (степень родства мне не известна)».

Нигде в открытых источниках подтверждения этой истории найти не удалось. Известно только, что в середине 2000-х Андрей Крапивин был советником главы РЖД, а сам Якунин как-то называл его в интервью «Ведомостям» своим «старым знакомым».

Роль Валерия Маркелова в компании Горбунцов охарактеризовал следующим образом:

«Помимо силовой поддержки по линии правоохранительных органов, Маркелов контролировал финансово-хозяйственную деятельность различных юридических лиц (более 400 юридических лиц, их данные можно получить путем изучения информации на представленном мной ноутбуке), которые взаимодействовали и были связаны договорными отношениями с АО «РЖД».

Эти юридические лица были как «пустыми» (то есть не вели реальной финансово-хозяйственной деятельности, использовались для обеспечения массовки и видимости конкуренции в конкурсах и тендерах по линии РЖД), так и организации с реальной финансовой и производственной базой.

В частности, компании Маркелова взаимодействовали со структурами РЖД:

 — Департамент капитального строительства (ЦУКС)

 — Департамент корпоративного имущества (ЦРИ)

 — Центр организации закупочной деятельности (ЦКЗ)

 — Дирекция по комплексной реконструкции железных дорог и строительству объектов железнодорожного транспорта (ДКРС)

 — Дирекция по строительству сетей связи (ДКСС).

Во всех этих подразделениях РЖД действовали люди, подконтрольные Маркелову, которые обеспечивали беспрепятственную деятельность структуры Крапивина-Ушеровича-Маркелова (КУМ), связанную с похищением денежных средств РЖД. В частности, Маркелов в период с 2005 по 2006 год организовал целую кампанию для продвижения подконтрольных ему людей на различные должности в системе РЖД.

В процессе назначения использовались различные механизмы от запугивания и компрометации до негласного наблюдения и шантажа.

Также под контролем Маркелова находился «Росжелдорпроект» — единственная организация, которая делала проекты для всех структур РЖД».

Сам Горбунцов по сути возглавлял банковскую группу, работавшую среди прочего со средствами, получаемыми подрядчиками РЖД. Речь шла о десятках миллиардов рублей. В этой группе у Горбунцова были два подчиненных — зампредседатели правления Инкредбанка Иван Станкевич и Дмитрий Моторин.

По показаниям Горбунцова, в 2004 году он познакомился с бизнесменом Валерием Раздорожным, который владел группой компаний, обслуживающихся в Инкредбанке.

«Как мне было известно, Раздорожный осуществлял поставки для компаний из группы „Газпром“, компании Раздорожного были не самые маленькие, по объемам денежных средств для Инкредбанка входили по группе в 10 крупнейших клиентов»,— отмечает в протоколе опроса Горбунцов.

По его версии, именно через Раздорожного и состоялось его знакомство с сотрудником ГУЭБиПК МВД РФ Дмитрием Захарченко, который впоследствии фактически стал выполнять функции главы Службы безопасности ГК «1520».

Свою первую встречу с Захарченко Горбунцов вспоминает так:

«Вместе с ним был ранее незнакомый мне Захарченко Дмитрий Викторович, которого Раздорожный отрекомендовал мне как „хорошего человека, который может тебе пригодиться по жизни“. Далее Раздорожный ушел, я и Захарченко Д. В. общались вдвоем на тему места работы Захарченко и его безусловной возможности принести пользу, также я вызвал к себе Моторина, представил его Захарченко Д. В., сказал Моторину, что если есть какие-то проблемы по линии правоохранительных органов, то к их решению нужно привлечь Захарченко».

По словам Горбунцова, Захарченко крышевал «группу КУМ» и получал за это ежемесячную плату наличными:

«Как мне стало известно в ходе моей совместной деятельности с группой КУМ вплоть до 2009 года, Захарченко Д. В. ежемесячно получал из денежных средств данной группы по 150 000 евро (как за общее покровительство в деятельности группы КУМ, так и за решение каких-то возникающих у группы проблем, при этом решение проблем могло оплачиваться и отдельно, сумма рассчитывалась, как я понял, как процент от прибыли в реализации какого-то „проекта“ с участием Захарченко Д. В). Данное обстоятельство мне стало известно из специальной программы, с помощью которой учитывалось объединенное (по нескольким банкам) движение денежных средств по реальным выгодоприобретателям.

У меня, как у одного из руководителей „ИПБ“ и „СТБ“, был доступ к данной программе, также такой доступ имели Моторин, Станкевич и еще одна моя подчиненная — Яна Лефлер. Именно Лефлер обратила мое внимание (после факта знакомства с Захарченко Д. В.), что в базе данных появилась постоянная статья расходов — 150 000 евро в месяц в наличной форме. Я обратился за разъяснениями к Моторину, который пояснил, что эти денежные средства ежемесячно в наличной форме получает Захарченко Д. В., и что источник их происхождения — денежные средства группы КУМ (между собой я и Моторин называли данную группу „Группа РЖД“, поскольку основной источник поступающих к ним денежных средств был именно от вышеуказанных мною структур АО „РЖД“).

Поскольку из фактически сложившихся обязанностей финансовые потоки „Группы РЖД“ контролировали Моторин и Станкевич (как руководители банка), и именно они же получали в наличной форме и в дальнейшем передавали выгодоприобретателям наличные денежные средства, то из моего общения с Моториным как-то само собой подразумевалось, что денежные средства для Захарченко Д. В. передает именно он (Моторин) и Станкевич…».

В протоколе опроса Горбунцов также перечислил всех лиц, которые, по его мнению, имели отношение к неофициальной деятельности ГК «1520» и связанных с ней банков.

По его версии, «черными аудиторами» руководила Ирина Столярова, которая «была связана с РЖД и их контрактами, делала видимость законности расходов по этим контрактам, закрывала фиктивные стройки фальшивыми документами в том числе Актами о выполненных работах и поддельными бумагами госорганов (с целью получения вперед денег РЖД).

Производила замену документов после выполнения настоящих работ. Отвечала за слив средств в офшоры и за всю работу с однодневками».Горбунцов отмечает, что в дальнейшем между ним и совладельцами ГК «1520» участились разногласия:

«Самый яркий случай, с которого начался мой разлад с группой КУМ — когда в Челябинской области за счет денежных средств РЖД пять раз строилось одно и то же здание, при этом в действительности стройка не производилась, все работы были только на бумаге, а на этапе приемки здания якобы находили какие-то недоработки, после которых здание сносили и „строительство“ начиналось заново.

В итоге „здание“, которое существовало только на бумаге, было передано с баланса „РЖД“ на баланс линейного отдела МВД, после чего и вскрылась махинация, было возбуждено уголовное дело, которое расследовали в СКП по Челябинской области, оттуда на выемку (обыск?) в банк приезжали следователи, с которыми я общался и от которых и узнал о данной ситуации. После этого у меня состоялся разговор с Маркеловым, я сказал, что не хочу участвовать в таком откровенном хищении денежных средств, мы договорились, что за год Маркелов свернет всю свою подобную деятельность и займется более легальными проектами. Насколько мне известно от Маркелова и Ушеровича, в деятельности Маркелова по сокрытию следов преступления по вышеуказанному уголовному делу участвовал Захарченко Д. В.».

Своего пика конфликт между ним и участниками КУМ достиг весной 2009 года. Тогда с Горбунцовым, по его словам, связался Ушерович, который сообщил о планах встречи с Виктором Авериным.

Встреча состоялась в кафе «У Дениса» в конце Можайского шоссе, на ней присутствовали: Ушерович, Маркелов, мужчина, которого все называли «Тарас», Крапивин, Аверин, Петр Чувилин и генерал ФСБ Евгений Хохольков. «В ходе встречи прозвучало, что кто-то украл какие-то денежные средства у Крапивина и что за это отвечаю я лично. Я предложил провести аудиторскую проверку и если обвинения подтвердятся, то я бы согласился с предъявленными мне претензиями. При этом в ходе разговора мне поступали угрозы, которые я отнес к давлению на меня».

В результате конфликт перерос в «войну» с угрозами и требованием активов на крупные суммы. Захарченко как-то «шепнул» Горбунцову, что его вот-вот задержат.

Горбунцов предпочел уехать из России, но не с пустыми руками. По словам предпринимателя, он забрал с собой электронную базу данных операций своих банков, разработанную специально под компании группы РЖД:

«Эта база данных представляла собой банковские проводки по клиентам с кодовыми названиями (например все компании группы РЖД назывались «клиент ТОКИО»), которая отражала как официальные сведения о переводах денежных средств с одного банковского счета на другой, так и неофициальные, например, о том, кто является распорядителем того или иного счета, к какой группе или клиенту он принадлежит и является та или иная операция реальной или «теневой». Непосредственно с базой работали сотрудники банка Лефлер Я. Л., Бодрова О., Черная С. Указанная программа отражала проводки по банкам «СТБ» и «Инкредбанк».

Данная программа отражала именно реальное положение всех финансовых потоков, то есть сколько денег имелось у каждого конкретного клиента или группы клиентов (в том числе, группы РЖД) и поступало в тот или иной период на все счета клиента во всех банках, какой расход производился по каждому клиенту и в какой форме это делалось (наличной, безналичной).

При этом расход денежных средств и дальнейшее фактическое получение клиентом тех или иных денег производилось по взаимозачету с различными лицами, кому были подконтрольны банковские счета различных организаций в российских и зарубежных банках».

В 2010 году Горбунцов уехал из России с той самой электронной базой «Группы РЖД».

А финансовая «прачечная» продолжила работу уже без него. Ее новыми управляющими, согласно материалам СКР, стали Иван Станкевич и Валерий Раздорожный, которые контролировали банк «Новое время». Станкевич отвечал за «группу РЖД», а Раздорожный — за «группу Газпром».

Ранее Раздорожный был директором московского филиала «Нафтогаз Украины», а затем, согласно показаниям Горбунцова, контролировал группу компаний — крупных поставщиков «Газпрома» и его «дочек». В пояснительной записке к отчетности банка «Новое время» за 2012 года сказано следующее: «Уточнение прироста инвестиций связано также с повышением ожиданий исполнения инвестпрограмм крупными компаниями, прежде всего ОАО Газпром (почти на 200 млрд рублей) и ОАО РЖД (на 45 млрд рублей)».

В октябре 2018 года за дачу взяток Дмитрию Захарченко (той самой зарплаты в 150 тыс. евро) был заключен под стражу Валерий Маркелов. Его партнера по бизнесу Бориса Ушеровича, а также топ-менеджеров «прачечной» Ивана Станкевича и Дмитрия Моторина арестовали заочно, они объявлены в международный розыск. Андрей Крапивин умер еще в 2015 году, а его акции перешли к сыну Алексею. Последний сейчас находится в РФ и организует работу ГК «1520».

Как работала «прачечная» и какие суммы через нее проходили становится ясно из материалов уголовного дела, инициированного ГСУ СКР по Москве по статьям УК РФ 172 («Незаконная банковская деятельность») и 210 («Организация преступного сообщества»).

Из материалов дела, оказавшегося в распоряжении Центра «Досье» следует, что преступное сообщество было создано Раздорожным и Оксаной Бодровой, ответственной за работу всех подразделений ОПС, и «неустановленными лицами», под которыми подразумеваются, как официальные, так и теневые бенефициары банка «Новое время».

Преступная группа помогала клиентам банка обналичивать, отмывать и выводить денежные средства из России. Через группу, контролирующую «Новое время», проходили десятки миллиардов средств РЖД и «Газпрома», за которые отвечали Станкевич и Раздорожный, соответственно.

«Раздорожным, Бодровой и неустановленными лицами для осуществления деятельности преступного сообщества зарегистрировано (приобретено), взято под управление более 200 юридических лиц резидентов, а также не менее 6 иностранных юридических лиц, фактически не осуществлявших финансово-хозяйственную деятельность, создававших видимость своей коммерческой деятельности, путем создания фиктивного документооборота, с различными открытыми видами экономической деятельности, в том числе по оказанию услуг в сфере торговли, строительных, информационных услуг», — отмечается в материалах дела.

Для взаимодействия участников «отмывочной машины» с клиентами был создан специальный портал, зарегистрированный по адресу prosto123.biz/start.

По версии ГСУ СК РФ по Москве, «прачечная» работала по следующей схеме: у 200 юрлиц-резидентов, подконтрольных преступному сообществу, были открыты счета в российских банках, на которые поступали средства по фиктивным контрактам (например, на оплату выполненных услуг или в качестве оплаты за некий товар).

Далее клиенты за вычетом процентов могли получить эти деньги наличными или «заказывать» их транзит за пределы России. Для этого средства по фиктивным контрактам поступали подконтрольным ОПС иностранным компаниям, откуда переводились на указанные клиентами счета их фирм.

В материалах дела также говорится следующее: «…члены преступного сообщества взимали финансовое вознаграждение в размере не менее 1% от суммы переведенных безналичных денежных средств. За период действия преступного сообщества с 12 февраля 2011 года по 17 января 2019 года его организаторы получили доход в особо крупном размере эквивалентном сумме 5 407 141 553,47 рублей».

Правоохранительные органы полагают, что как минимум 80% от этой суммы — средства РЖД и «Газпрома», полученные подрядчиками, которые работали с ОПС. Таким образом, несложно подсчитать, что за восемь лет из госмонополий было выведено полтриллиона рублей.

«Созданная Раздорожным В. В., Бодровой О. Н. и неустановленными лицами преступная организация отличалась сложной внутренней структурой, функциональной обособленностью ее структурных подразделений, наличием специализации преступной деятельности, доведенной до уровня преступного профессионализма, применением мер безопасности и конспирации, большим количеством участников и их повышенной сплоченностью, устойчивостью связей», — говорится в постановлении о возбуждении дела.

Согласно материалам дела, а также показаниям свидетелей, в составе ОПС, «отмывавшей» деньги РЖД и «Газпрома», было несколько подразделений. Самым крупным из них было подразделение «Бухгалтерия», в которое, по данным следствия, «Бодрова О. Н. … вовлекла… Антонову Т. С., Кочергину Т. Н., Вахитову Е. С., Никишину С. В. и иных неустановленных лиц».

В их задачи входило заниматься бухгалтерским обслуживанием, созданием видимости реальной финансово-хозяйственной деятельности более 200 подконтрольных юридических лиц, работать с клиентами через портал, организовывать инкассацию и т. д.

Также в ОПС существовало подразделение «Юристы», которое осуществляло юридическое сопровождение всех операций, взаимодействовало с ФНС и правоохранительными органами, в случае камеральных проверок и т. д. Подразделением руководил некий юрист, использовавший псевдоним Ян Гус.

Его настоящее имя до сих пор не установлено.

Подразделением «прачечной» «Технические компании», как утверждает следствие, руководил Вадим Числов. В его обязанности входили создание и покупка юрлиц в РФ и за пределами страны, подбор номинальных директоров и т. п.

За безопасность портала в интернете и всей компьютерной сети «прачечной» отвечало подразделение «Компьютерные технологии», в руководство которым, по данным следствия, та же Бодрова «вовлекла… Белоцерковец Л. В.».

Дело о «прачечной» для РЖД и «Газпрома» было возбуждено ГСУ СК РФ по Москве 13 августа 2019 года, а на следующий день следователи и оперативники провели десятки обысков у лидеров ОПС, руководителей и сотрудников подразделений и т. д.

Раздорожный и Бодрова на момент обысков отсутствовали в стране, но, как сообщают источники Центра «Досье», их объявят в розыск.

Станкевич уже в розыске по «делу Захарченко», из которого и родилось «дело о прачечной для РЖД и „Газпрома“». По итогам мероприятий Числов и Белоцерковец заключены под стражу. Для Татьяны Антоновой, Елены Вахитовой, Светланы Никишиной Пресненский суд избрал меру пресечения в виде домашнего ареста.

Источники в правоохранительных органах сообщают, что в ходе обысков удалось обнаружить и изъять электронную базу данных банковских операций со средствами РЖД и «Газпрома», проводившихся после отъезда Горбунцова из РФ.

В настоящее время Следственный комитет продолжает работу над делом, однако очевидно, что понадобится отмашка сверху для его передачи в суд — слишком многих оно затрагивает и слишком большие деньги прошли через «прачечную». Ведь если эти люди работали за один процент, то есть те, кто получил остальные 99 процентов.

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...