На митингах решается, чьей ресурсной базой станет наш Дальний Восток – Японии или Китая?


На митингах решается, чьей ресурсной базой станет наш Дальний Восток – Японии или Китая?
На митингах решается, чьей ресурсной базой станет наш Дальний Восток – Японии или Китая?

Подоплёка недавних бурятских протестов вовсе не в противостоянии партии власти с коммунистами, у которых якобы украли голоса на выборах мэра Улан-Удэ. Бурятское руководство развивает сотрудничество с Китаем, а у окружного начальства иной ориентир – Япония. Похоже, для полпреда Юрия Трутнева это настолько принципиальный вопрос, что к его решению подключили даже шаманов.

«Наша Версия» неоднократно сообщала, как на протяжении последних полутора лет окружное начальство разворачивало Якутию лицом к Токио и соответственно противоположным местом к Пекину. В итоге китайские инвестиции в регион измельчали, но и японских вложений пока не видать, одни обещания. Между тем богатейшая, битком набитая алмазами и прочими ценными ресурсами Саха угодила на второе место в федеральном реестре дотационных регионов – 46,9 млрд рублей бюджетных дотаций. Зато мэр Якутска Сардана Авксентьева срывает визит в Пекин и вместо него едет в Токио, туда же чуть не силком тащат главу Якутии Айсена Николаева. Причём инициатива – не республиканская, окружная. А рулит процессом японская разведка, отрядив на дальневосточный участок бывшего депутата японского парламента Мунэо Судзуки, пожалуй, одного из влиятельнейших лоббистов в стране. Методика действий проста: запугать россиян китайской экспансией, переориентируя при этом чиновников. Мол, ваш интерес не в Пекине, а в Токио. А в итоге глубочайший внешнеполитический раздрай на восточном направлении.

Заколдованное место

Вообще-то Китай – и это признают в Пекине – стратегический партнёр России. А с Японией у нас как бы война – мирный договор не подписан. Но если смотреть из Владивостока, а не из Москвы – картинка принципиально иная.

Практически весь округ, пожалуй, кроме Бурятии, переориентируется с Пекина на Токио. В Улан-Удэ пока сомневаются, но местные коммунисты, кажется, готовы развеять сомнения. Кстати, занятно: коммунистам из идеологических соображений вообще-то следовало бы поддерживать китайских товарищей, а не японских господ. 

Два года назад либеральный экономист Владислав Иноземцев, доктор наук, возглавляющий Центр исследований постиндустриального общества, опубликовал статью с примечательным заголовком «Китай или Япония – какой выбор сделает Россия». То есть уже тогда речь шла о выборе. Вариант «и Китай, и Япония» в принципе не рассматривался. Либералы так видят. Так вот, Иноземцев убеждал, что «сотрудничество с Пекином в отличие от сотрудничества с Токио не принесёт России больших выгод». «Сейчас промышленное развитие российского Дальнего Востока, – писал Иноземцев, – дало бы японским компаниям возможность экспортировать свои технологии и создавать дополнительный регион для аутсорсинга своего индустриального производства». А Китай – ну что с него толку, если в Пекине рассматривают Россию «не как производственную площадку, а как поставщика сырья и рынок сбыта»? Так или иначе, труд Иноземцева убедил кого следовало – только не в Москве, а во Владивостоке. Тогда-то и начался разворот от Пекина к Токио.

А теперь оглянёмся на округ. Его территория – почти пол-России, точнее 40% территории. И всего 8 млн жителей – идеально для экспансии. Морская граница – с Японией и США. Ресурсов – вагон. Полезные ископаемые, лес, морепродукты – не счесть богатств. Какой-то полпред, а у него – полстраны в управлении! Огромная территория, немного людей, граница с кем надо, а до Москвы – далеко! При этом округ – какое-то заколдованное место. Про дотационную Якутию, всю в алмазах, уже говорили. А вот Камчатский край – третье место в дотационном реестре, 37 млрд рублей бюджетных дотаций в год. При этом тот же Камчатский край уверенно лидирует по уровню автомобилизации в стране – первое место! На 1 тыс. жителей – 372 автомобиля. Загадка какая-то. Так Камчатка – она бедная или наоборот? На втором месте по числу автомобилей в стране тоже, оказывается, не Москва, а регион ДФО – Приморский край. На 1 тыс. человек – 304 автомобиля. Тем не менее в округ вливают и вливают бюджетные деньги, сотни миллионов рублей ежегодно. Куда там Северному Кавказу!

«Это просто какая-то провокация!»

И всё бы ничего, когда бы малину не портила Бурятия. Собственно, протестующие и не скрывают, в чём истинная причина их неприятия руководства республики. Единоросс Алексей Цыденов «перевёл» Бурятию из Сибирского федерального округа в Дальневосточный. Сделал он это (или так решили в Москве – не суть) явно в противовес «японскому вектору». И именно в этом Цыденова теперь упрекают его оппоненты. Бурятию «прирезали» к ДФО «для того, чтобы китайцы получили право безвизового въезда на приграничную территорию (округ граничит с КНР), убеждает один из лидеров бурятских протестов, предприниматель Владимир Обогоев, создатель и спонсор общественного движения «Священный Байкал». При этом Обогоев не скрывает своего тесного сотрудничества с местной ячейкой КПРФ: китайцы строят сюда дороги и мосты, чтобы проще было ездить. Это, если что, обвинение. Сразу понятно, в чём, по мнению оппозиции, корень зла.

Далее Обогоев развивает тему китайской экспансии: «Цыденов сразу же заявил, что республика будет заниматься туризмом и для этого инвесторам-китайцам будет выдаваться земля на 40 лет в аренду. Не сотки, а сотни гектаров! Причём китайцы сами будут строить, обслуживать и отдыхать!» «На вопрос, чем мы будем заниматься, Цыденов сказал, что видел в селе Десятниково, как люди торгуют выращенными на своих огородах огурчиками и помидорчиками, обслуживают туристов. Получается, он с самого начала назвал нас людьми второго сорта, которые должны обслуживать инвесторов», – передёргивает оппозиционер. Но люди-то «понимают, что мы богатейшая республика, занимаем пятое место по природным ресурсам. У нас есть нефрит, который добывают разве что на Аляске, золото и уголь. А добычей занимаются компании, которые не принадлежат Бурятии. Лес, вода – всё уходит в Китай, местных компаний нет». «Меня называют коммунистом, – признаётся Обогоев, – но я даже комсомольцем в своё время не был. Просто у нас идеи и цели похожи». Ах, вот оно что!

Между тем глава республики уверяет, что китайские инвесторы массово сворачивают свой бизнес в республике, даже экспорт леса в этой связи «подвис»: «В лесу нет ни одного китайца! Мы готовы собрать общественный совет, комитет, включить коммунистов и кого хотите. Пойдём по всем лесным участкам. Китайцы лес не рубят, не добывают, это просто какая-то провокация!»

Весь сентябрь в Бурятии бушевали стихийные митинги. Народа на них было не так, чтобы много, зато бузили громко. И то: ведь, по сути, на этих митингах решалось, чьей ресурсной базой станет российский Дальний Восток, Японии или Китая.

«Мы вобьём клин в отношения Китая и России»

Пока эмиссар Токио Мунэо Судзуки охмуряет кого надо перспективами сочетания японских технологий с богатыми природными ресурсами России, экономисты прикинули: на Страну восходящего солнца приходится порядка 5% всех иностранных инвестиций в субъекты ДФО. А на Поднебесную – вдесятеро больше, однако за последние два года инвестиционный климат для китайцев ухудшился буквально до заморозков. При этом окружное руководство, кажется, ничуть не озабочено ситуацией и предлагает японцам подписать совместную программу долгосрочного развития, как с Китаем. Для Пекина подобное предложение – оплеуха. Да, кстати, в предложенном плане сотрудничества отдельной строкой – вопрос совместной хозяйственной деятельности на Курильских островах. А кто-то ещё возмущается: мол, почему президент настаивает, что вопрос с Курилами «закрыт», но его то и дело вновь «открывают» то министр иностранных дел, то полпред в ДФО?! А пока читаем свежую передовицу в крупнейшей японской газете «Ймиури симбун»: «Мы укрепим отношения с Москвой и вобьём клин в отношения Китая и России».

И вот какой вопрос возникает в этой связи. Японские инвестиции вдесятеро меньше китайских. При этом субъекты ДФО, даже самые богатые, сидят на бюджетной игле. Но окружное начальство с упорством, вызывающим недоумение, выбивает из округа китайских инвесторов, нагнетая при этом миф о «китайской угрозе» и откровенно борясь с апологетами российско-китайского парт­нёрства на местах, в той же Бурятии. Или в Якутии – но там уже всех побороли. Рес­публика практически лишилась китайских инвестиций – сравните хотя бы свежие показатели со статистикой трёхлетней давности. Так вот, вопрос: а какой толк от всего этого полпредству? В чём смысл разворота от Китая к Японии? Иноземцева начитались? Или тут какой-то иной интерес? Пока же курс расплывчат и сомнителен, как эпистолярные рассуждения Иноземцева. «Сотрудничество с Японией, – увещевает Иноземцев, – откроет России «путь к великому океану», тогда как общение с Китаем заведёт Москву в глубь Евразии, в то время как мировая экономика всё более принимает «океанические» черты». Убедительно? Зато красиво!

Пару недель назад делегация КПРФ под предводительством Владимира Исакова гостила в Китае. И китайские товарищи неоднократно и прямым текстом талдычили им о сути происходящего: игра в ДФО ведётся в интересах Японии, от России откалывают огромные куски на востоке! То ли до комсомольца Исакова не дошла суть братских увещеваний, то ли он их не расслышал нарочно. Никаких перемен, в Бурятии анонсировали продолжение протестов. Против смычки единороссов с китайцами.

Эстафета шаманов

В июле глава МИДа Сергей Лавров отметил, что «миф о китайской угрозе» раскручивают те, «кому доставляет беспокойство конструктивное развитие российско-китайских связей». Министр в лучших дипломатических традициях не назвал имён, но, судя по действиям тех, кто рулит ДФО, не остаётся сомнений, кого он имел в виду. Между тем немалая часть экспертного сообщества высказывает недоумение касательно смещения акцентов в деятельности руководства округа – с китайского на японский. Лидеры бурятских протестов разгоняют миф о том, что в Сибирь и на Дальний Восток якобы понаехали 14 млн китайцев, но Лавров ещё летом поставил эту статистику под сомнение. Сомневаются и эксперты. «Это байки, что несколько миллионов китайцев растворились на дальневосточных и сибирских просторах России, – уверяет доктор политических наук Илдус Ярулин. – Это чушь! Никакой китайской экспансии нет и в помине. Мы интересны Китаю как ресурсная база, из которой можно черпать природные богатства, но заселять наши земли они не собираются. Хотя бы в силу того, что эти земли некомфортны для проживания. У китайцев и у самих такой земли – завались, взять хотя бы их «ржавый пояс» – плохо заселённый Хэйлунцзян, Синьцзян-Уйгурский автономный район». Тем не менее свои месторождения природных ресурсов китайцы осваивают сами, не привлекая внешних инвесторов. Присасываясь, как пылесосы, и извлекая всё до последней полезной пылинки. Кажется, только у нас в стране ломящаяся от алмазов Якутия и Бурятия с набитыми нефритом недрами могут стать вечными бюджетными присосками.

Говорят, из Москвы не раз намекали полпреду, что к иностранным инвесторам следовало бы относиться в равной степени чутко, безотносительно того, китайские они или японские. В феврале намекнули на уровне главы правительства, в июне – по линии МИДа. Но ничего не меняется – китайцы массово сворачивают бизнес на Дальнем Востоке, а их места занимают японцы, обещающие инвестиции, но пока как-то не слишком охотно их вкладывающие. А на попытки скорректировать курс ДФО, похоже, решил ответить несимметрично – походами якутских шаманов на Москву. Едва сняли с дистанции (говорят, прибегнув к услугам «вежливых людей» в камуфляже без опознавательных знаков) шамана Сашу Габышева, как по его маршруту последовал другой шаман, тоже якутский, Саша Барчахов – бывший гаишник-пенсионер. Это уже какая-то эстафета. Явно кому-то из окружного начальства приспичило послать федеральному центру сигнал: не лезьте в наши дела, мы и без вас разберёмся, с кем нам дружить, а с кем нет. Если Габышеву собирали деньги некие его последователи (но как-то подозрительно быстро собрали без малого полмиллиона – на «Жигули» и «Газель»), то Барчахову, говорят, привезли – из Владивостока! Если так, то, похоже, никто и не думает «шифроваться». В интернете, к слову, нашлось немало фотографий, где сменщик Габышева позирует с представителями местных властей и разномастных общественных организаций. Власти, понятно, ни при чём. В том числе и окружные.

А тем временем по Улан-Удэ пущен слух: кампанию против главы республики заказали именно во Владивостоке. А коммунистами воспользовались как полезным инструментом, как пассатижами, чтобы извлечь ржавый гвоздь. Так Сорос воспользовался больной Гретой Тунберг в ООН. Точно так же воспользовались якутскими шаманами Сашами. Округ, вмещающий почти полстраны, тяжелеет и становится самостоятельным центром силы. Не откололся бы.

Михаил ХАЗИН, экономист:

– Есть ощущение, что Бурятию из Владивостока как бы пытаются направлять. В августе Трутнев проводил во Владивостоке совещание с губернаторами округа – выделил три «самых красивых» города. Улан-Удэ не упомянул, хотя столица Бурятии едва ли проигрывает упомянутым Чите или Южно-Сахалинску. А ещё Трутнев принимал отчёты губернаторов касательно инвестиционного климата в их палестинах. Похвалил Якутию и Камчатский край, ещё Приморье. Бурятия в списке отличников не упоминалась. Может, это совпадение, что хвалят регионы, сворачивающие бизнес-проекты с китайцами в пользу японцев, – я не знаю. А может, и не совпадение.

versia.ru

Источник: Kompromat1.info

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...